rbc-soft.ru

Устим Штейман: "Сочинские субтропики - бриллиант в короне России!"

19 апреля 2010 16:12

Герой Социалистического Труда, удостоенный трех орденов Ленина, заслуженный агроном РФ, с 1998 года Устим Генрихович Штейман - президент Российской ассоциации производителей чая и кофе, а с 2007 года - Почетный гражданин.
Краснодарский чай может вернуть себе былую славу, если возродить традиции отечественных чаеводов. В свое время президент РФ Владимир Путин подписал распоряжение о поощрении Штеймана благодарностью за большой вклад в развитие пищевой индустрии и многолетний добросовестный труд, а недавно, уже в качестве премьер-министра, наградил Почетной грамотой. В этом году одному из самых авторитетных чаеводов страны исполнилось 88 лет. Новый визит в край магнолий Устим Генрихович посвятил реализации давнишней мечты...

САМЫЙ СЕВЕРНЫЙ В МИРЕ...
- В свое время, - вспоминает Устим Генрихович, - я создал здесь «Чайные домики», ставшие местной достопримечательностью. Их посещали главы государств и правительств, видные деятели культуры и искусства. Правда, сегодня домики уже не те, как раньше. Колорит русской национальной традиции уступил место международному этикету. А мне как президенту «Росчайкофе» очень хочется вернуть акцент на русские самовары, краснополянский мед, кубанские пироги и бренд «Краснодарский чай». Чтобы каждый зарубежный гость мог с восторгом сказать: «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!» Не зря же говорят, скоро только сказки сказываются.
- Чай - дитя субтропиков, но, как в сказке, прижился в нашей холодной стране...
- Благодаря крестьянину-энтузиасту Иоанну Антоновичу Кошману, посадившему в
1901 году в селе Солохаул на берегах реки Шахе на высоте 500 метров над уровнем моря плантацию из 800 кустов, привезенных из Грузии. Многие крестьяне в начале прошлого века работали под Батуми, в Чакви, на первых чайных плантациях, созданных в Грузии, входившей тогда в Российскую империю. Наличие чаепригодных желтых почв (красноземов) в Сочинском округе было установлено в конце 90-х годов позапрошлого века.
- Но зачем Кошману понадобилось переезжать из Грузии в Россию?
- Он был крестьянин, но не «малообразованный неуч в лаптях», а настоящий подвижник и пропагандист чая. Отобрав семена и саженцы, Иоанн Антонович перевез их из Чакви в эти края. Выбрал правильный участок земли и заложил на площади 1300 квадратных метров первую русскую плантацию чая, существующую до сих пор. С ней связан один забавный случай, происшедший в послевоенные годы, когда горные поселки Лазаревского района начали заселять переселенцами с Брянщины. Помню, одному такому человеку выделили кошмановский участок. Весь чай был вмиг выкорчеван, и посажена кукуруза. Но вместо кукурузы пошел опять чай! Переселенец даже ходил жаловаться...
- Когда русский чай начал завоевывать отечественный рынок?
- В 1905 году Кошман демонстрировал свой чай на сельскохозяйственной выставке и на выставке «Русская Ривьера» в Петербурге. Продаваемый по рублю за фунт, российский продукт быстро нашел спрос, высоко ценился чаеторговцами. Но царское правительство не было заинтересовано в собственной сырьевой базе, потому что самые большие налоги поступали как раз от чайного ввоза. Тем не менее, в 1910 г. на Сочинской сельскохозяйственной выставке Кошман демонстрировал образцы готового русского чая. Он вырабатывал на своем участке примерно 50 килограммов сухого листа. Советская власть к чаеводу отнеслась с большим уважением. Первые промышленные плантации краснодарского чая общей площадью 150 гектаров заложили в Адлерском и Лазаревском районах в 1936 году, спустя год после смерти 97-летнего Иоанна Антоновича. В послевоенные годы здесь создали специализированные чайные совхозы и построили две чайные фабрики. И вскоре чай стал в Сочинском регионе главной промышленной сельскохозяйственной культурой: его кусты покрыли сплошным нежным светло-зеленым ковром склоны гор от Адлера до Туапсе.
- Есть ли посадки более северные, чем вСолохауле?
- Гойтх в Туапсинском районе, но они не имеют промышленного значения.

БЕЛАЯ ПОЛОСА
- Устим Генрихович, а как Вы очутились в Сочи? Знаю, что Вы родились в украинском городе Бердичеве.
- Это было в 1920 году, а в 1941-м я окончил биофак Учительского института на Украине, но не успел сдать госэкзамены. Всю войну прослужил в горно-стрелковых подразделениях внутренних войск НКВД. Сражались со знаменитой дивизией «Эдельвейс», участвовали в других специальных операциях. Имею боевые награды - два ордена, семнадцать медалей.
- А после демобилизации?
- После демобилизации в 1947 году состоялся Пленум ЦК КПСС по с/х. И я решил пойти в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. Окончил ее с отличием, был мичуринским персональным стипендиатом. Оставляли в аспирантуре, но попросил распределения на производство. Так и попал в Краснодарский край. Прошел все ступени: был рабочим, бригадиром, управляющим, главным агрономом, директором, потом - генеральным директором.
- Говорят, долго не соглашались на приставку «генеральный»?
- Тогда, в 1972-м, в СССР были лишь два гендиректора - в объединении «Краснодарский чай» и в ленинградской фирме «Пето», специализировавшейся на фруктах и овощах. Стать «генеральным» уговаривали первый секретарь крайкома партии Золотухин и председатель крайисполкома Меду нов, специально приехавшие в мое хозяйство. «Давайте лучше останусь просто директором совхоза», - говорю им. А Золотухин мне в ответ: «Но ты же не знаешь, какого дурака тебе еще пришлют в руководители!» Что тут скажешь?! Но я добился в Министерстве, чтобы, кроме обязанностей генерального директора, за мной сохранили и должность директора совхоза.
- Основными направлениями в Вашей работе тогда являлись увеличение урожайности и новые технологии. Как получилось, что слава дагомыеских чаеводов гремела по всему миру?
- Мы впервые внедрили в процесс выращивания чая ирригацию и поднимали воду на высоту 300 метров. Растение само давало сигнал, когда включать оросительную систему. Полная автоматизация! Нас даже удостоили специальных грамот и медалей Всемирного конгресса по ирригации, а опыт начали активно применять в других странах. Специально ездил в Кению. Внедрение малой механизации - второе наше достижение. Мы сконструировали собственные ручные машины по сборке чая: легче, чем японские! Механизированная сборка не приводит к ухудшению качества продукции. Это ошибочное мнение. Надо только всю технологию точно подогнать под машину. Тут главное - ритмичный, слаженный процесс! В результате мы вышли на 10 тысяч тонн краснодарского чайного листа. А когда я начинал, было всего 2 тысячи.

ЧЕРНАЯ ПОЛОСА
 Рыночная экономика скинула «Краснодарчай» с лидерского пьедестала. А в числе фаворитов фортуны неожиданно оказались «Майский чай», «Орими Трэйд», «Гранд», «Золотой слон» - компании, начинавшие все практически с нуля. Чем можно это объяснить?
- Сказалось заблуждение многих профильных руководителей, полагавших, что краснодарский чай всегда будет пользоваться громадным успехом, и никаких особых усилий для этого прилагать не надо. Когда практика государственных закупок чая перестала существовать, и появились рыночные отношения, никто не стал приобретать, например, грузинский чай. Все знали о его низком качестве. И отдавали предпочтение индийскому, цейлонскому - знакомым и хорошо зарекомендовавшим себя маркам. Другими словами, наступило время перемен, и перестраиваться надо было всем. Ведь чай люди пьют, несмотря ни на что. Россияне каждый год потребляют около 170 тысяч тонн чая (в среднем по одному килограмму на человека). Наша страна занимает третье место в мире (после Китая и Индии) по потреблению этого напитка. Помимо этого, оборудование на Дагомысской фабрике было самым лучшим в Советском Союзе, способным перерабатывать зеленый лист по новым технологиям. Увы, шанс упустили. Сегодня краснодарский чай считается неконкурентоспособным.
- И все-таки его выращивают?
- Выращивают. Хотя в почвенно-климатических условиях Индии, Цейлона, Вьетнама эту задачу решать намного легче, чем у нас. Да и разница в оплате труда в той же Индии и России велика. В Индии за свой труд чаеводы получают гораздо меньше. Но поймите, что сочинские субтропики с их чаем, мандаринами, апельсинами, лимонами, фейхоа, хурмой, инжиром, лавровым листом, орехом фундуком, лекарственными и пряными растениями, разнообразием редких цветов - бриллиант в короне России. И «выковыривать» его в угоду рынку или конъюнктуре - глупость! Мы не собираемся напоить краснодарским чаем всю страну. Задачу можно сформулировать иначе. Качество русского чая довольно высокое, почему бы не выращивать его особые виды, продавая по той же цене, что и знаменитый северо-индийский чай «Дарджилинг», который стоит от 20-30 до 70 долларов за килограмм. Причем производство элитного чая для нас не в диковинку! В свое время руководство Советского Союза - правительство и Политбюро - пили только краснодарский чай. Знаю это точно: сам его поставлял. И когда правительственные делегации отправлялись в другие страны, скажем, Великобританию, то в качестве ценного сувенира брали с собой именно наш чай.

ДАНЬ ТРАДИЦИЯМ
- В создание знаменитых «Чайных домиков» большую лепту внесла и Ваша супруга-Лариса Эдуардовна...
- Да, вот уже двадцать лет как ее не стало... Обладая хорошим вкусом, она вложила в эту работу всю душу, самостоятельно разрабатывала дизайн, продумывала каждую мелочь. Домиков было три. Первый - маленький, второй - большой, с верандой и прекрасной
коллекцией самоваров (одной из лучших в Советском Союзе!), третий - самый большой, поставленный в 1972 году. Этот дом строила семья гуцулов из Западной Украины - знатные мастера, построившие турбазу в Рахове и ресторан в Прикарпатье. Практически все сделано вручную: резьба по дереву и экспонаты русских народных промыслов. Наши «Чайные домики», сооруженные в горах на отметке 600 метров над уровнем моря и с прекрасным видом на безбрежную морскую гладь, величественный силуэт Главного Кавказского хребта имели большой успех. Каждый год посещали более ста тысяч иностранных туристов, отдыхавших в Сочи. Гостей встречали девушки, наряженные в старинную русскую одежду, поили чаем, угощали пирогами, вареньем, медом, фруктами. Но сначала проводили ознакомительную экскурсию, включавшую в себя осмотр плантации чая, музея самоваров.
- Вот уже десять лет Вы возглавляете Российскую ассоциацию производителей чая и кофе. Какая цель преследовалась при ее создании?
- Координация усилий при решении общих вопросов в областях налоговой и таможенной политики, контроль за качеством продукции... Чего стоит одна проблема фальсификации! Нельзя же, чтобы каждая мелкая фирма или магазин с этими заботами выходили на правительство. Поэтому группа крупных предпринимателей,  занимающихся в России чаем, пришла к выводу, что пора объединяться. По примеру кондитеров, сахарников, табачников. И первое, чего мы добились, - права носить имя «Российская ассоциация», что сразу делает нас ближе к правительству и к Министерству с/х РФ. Мы встали на защиту отечественного чаепроизводителя. В 1997 году более 70% чая поступало в Россию из-за рубежа в расфасованном виде. А наши фабрики расфасовывали менее 30%. Тут и зазвучали голоса о том, что мощности у нас есть, сколько можно простаивать без дела?! Вместо готовой продукции надо получать сырье, а расфасовку производить уже на месте. Так и контроль за качеством чайной продукции легче осуществлять. Тем более, что расфасовка подразумевает развитие и полиграфии, и картонной промышленности, и производство жестяных банок, и создание десятков тысяч дополнительных рабочих мест! Плюс налоги, которые остаются у нас в стране. Чтобы ограничить приток фасованного чая в страну, наша ассоциация добилась изменения таможенных пошлин: на сырье установили 5%, а на расфасованный товар - 20%. И сегодня на российских фабриках фасуется более 70% чая!

- В 2001-м «Росчай» превратился в «Росчайкофе». По чьей инициативе?
- По инициативе фирм-производителей и чая, и кофе: «Орими Трэйд», «Майский чай», «Торговый дом Гранд» и других. Мы делаем только первые шаги к созданию отечественной кофейной промышленности и движемся в нужном направлении, а это бесит соперников-иностранцев. Они видят итоги по чаю. В момент, когда мы перестали получать чай из Грузии, им тут же засыпали нас иностранные фирмы, а сейчас мы их натиск сдерживаем.
- Мне, поклоннику чая, всегда казалось, что два этих напитка - антагонисты.
- Это не так. Чай и кофе разные в ботаническом отношении. Но в основе воздействия этих напитков на человеческий организм лежит кофеин. Есть природно-климатическая схожесть и в местах произрастания. Другое дело - традиции: если в России и Англии больше прижился чай, то в Европе предпочитают кофе. Что же касается конкуренции, то она существует внутри как чайного, так и кофейного рынков. Раньше никто не пил растворимый кофе, а теперь, в век скоростей, быстрота приготовления стала приоритетной: бросил ложку кофе, долил кипятку, размешал - и готово! То же самое и с чаем. Когда-то его заваривали только в чайниках. Главное, что, на мой взгляд, объединяет эти натуральные напитки, - вызов, бросаемый алкоголю, наркотикам, а также химическим аналогам типа кока-колы. Чем больше на Руси было чайных, тем меньше алкоголиков. Жаль, что сегодня при продвижении чая делается акцент преимущественно на его целебные свойства, что привлекательно, скорее, для людей пожилого возраста. А ведь чаю все возрасты покорны! Правда, на мой взгляд, молодежи не стоит излишне увлекаться пакетиками. Пакетик - временное дело (как и растворимый кофе). Он для тех, кто «и жить торопится, и чувствовать спешит». Традиционное чаепитие сродни искусству, стоящему над суетой.

- А Ваши дети пьют чай?
- Конечно! И не только дети. У меня три дочери, четыре внука и четыре правнука -главное мое богатство!
- Устим Генрихович, не могу не спросить о том, как Вы, Почетный гражданин Сочи, восприняли известие об изменении статуса города, связанное с зимней Олимпиадой?
- С радостью. В 2014 году мне исполнится 94 года... За свою жизнь я побывал в 79 странах мира. И могу со всей ответственностью заявить, что сейчас Сочи не на словах, а на деле становится курортом международного уровня. С точки зрения зимних Олимпийских игр здесь все делается правильно. Но вот с/х переживает не лучшие времена. Чайные плантации находятся в тяжелейшем состоянии. Поэтому как агроном должен сказать, что в этом вопросе Сочи сильно отстает. Разумеется, все можно исправить - было бы желание. А желание-то, судя по всему, пока очень небольшое... Если что-то можно доказать делом, то незачем на это тратить слова.


К списку проектов




Rambler's Top100